logo

Саморегулируемая организация
«АССОЦИАЦИЯ ЧАСТНЫХ КЛИНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГА»

Новости здравоохранения

Плановая помощь ограничена. Почему очереди из поликлиник не перемещаются в частные клиники

Частная медицина зарабатывает на ковидных ограничениях и страхах. Об этом часто говорят врачи государственных поликлиник — они уверены, что если пациенты к ним не идут, значит, они отправляются в другое место, где, как им кажется, безопаснее. На самом деле, и в частных, и в госклиниках распределение потока пациентов не как в сообщающихся сосудах.

На прошлой неделе Роспотребнадзор запретил медосмотры и диспансеризацию в городских поликлиниках, ограничил оказание плановой медицинской помощи. Негосударственных клиник это не коснулось. Переместились ли очереди от кабинетов районных неврологов и эндокринологов в коридоры частных клиник, выясняла «Фонтанка».

«Частные клиники резко поднялись на опасениях петербуржцев заразиться коронавирусом в поликлиниках. К ним идут за медицинской помощью» — это распространенное сегодня мнение подтверждается цифрами — за 2021 год их пока нет, но в 2020 году, по данным Аналитического центра Vademecum, у одиночных клиник выручка выросла на 4,8%, а у крупных сетевых компаний — до 19,7%. На самом деле эти данные как средняя температура по больнице, уверены собеседники «Фонтанки».

«Выросло число ипохондриков и желающих обследоваться»

В Петербурге доля частных клиник в системе здравоохранения составляет более 78%, а в системе оказания амбулаторной помощи — 84,6%: в 2020 году из 1989 амбулаторно-поликлинических учреждений 1683 негосударственной формы собственности — самого разного размера. Казалось бы, в период, когда появляются трудности с обращением в свою районную поликлинику, можно воспользоваться частной медициной.

— От того, что частным клиникам, в отличие от государственных, разрешено оказывать плановую помощь, выигрывают все — и государство, и люди, потому что в условиях ограничений сохраняется возможность обратиться к врачу. Думаю, что сейчас поток пациентов в частные клиники вырастет, — говорит генеральный директор Ассоциации частных клиник Петербурга Александр Солонин. — Но ненамного, потому что большинство населения, которое пользуется услугами государственных учреждений, будет ждать снятия ограничений и сформирует так называемый отложенный спрос. Тем более что на этот раз, учитывая взрывной характер распространения «омикрона», период ожидания не будет долгим. И давайте не будем забывать, что в случае обострения хронического или впервые проявившегося острого заболевания помощь оказывается и в государственных клиниках. Скорее всего, те, кто обращался в частные клиники, продолжат это делать, а так называемых новых пациентов не будет много.

В первый локдаун частники могли оказывать только экстренную помощь, но пациенты всегда могли схитрить и попасть на прием при любых жалобах. Теоретически уже тогда следовало ожидать всплеска обращаемости. Но этого не произошло.

— В Петербурге 90% населения обслуживаются в рамках программы ОМС, в частную медицину они обращаются редко, только когда возникает необходимость, и чаще всего это лабораторная или инструментальная диагностика. А когда государственная медицина становится недоступной, большинство врачей (государственных и частных клиник) держат связь со своими диспансерными пациентами (с сахарным диабетом, заболеваниями щитовидной железы, гипертонией и так далее), практически у каждого из них есть номер телефона своего врача и в случае обострения заболевания или необходимости откорректировать медикаментозную терапию есть возможность проконсультироваться. В результате то, что стало недоступным или малодоступным, перешло в режим онлайн, — рассказал «Фонтанке» главный врач клиники «Евромед» Александр Абдин. — Хроническая болезнь у человека была до запрета на плановую помощь и останется, когда его снимут. Короткий период, когда нельзя приходить в свою поликлинику, никак не отразится ни на его самочувствии, ни на притоке пациентов в частные клиники. Так было в пиковую заболеваемость во все волны, и никакой катастрофы не было.

По его словам, если и идут люди в частные клиники, то за отдельными услугами. Стало, например, сложно обследоваться для плановой госпитализации в стационар (подошла очередь на операцию в рамках ВМП, например), человек идет в частную клинику, сдает анализы, делает кардиограмму, МРТ или гастроскопию и так далее. Но в эту клинику после лечения в стационаре он не вернется, это разовая помощь. В «Евромеде» спрос вырос прежде всего на обследование — ровно в том размере, в котором была потребность в плановых операциях.

Кроме того, выросло число ипохондриков, которые во время эпидемии с любым чихом начали обращаться к врачам негосударственных клиник. Таких, действительно, стало больше. Но это не имеет отношения к заболеваемости как таковой, это системные неврозы, поразившие общество.

Собеседники «Фонтанки» отмечают, что во время пандемии (не только в пики заболеваемости) самая большая востребованность проявилась в отдельных секторах: лабораторные исследования с анализами на коронавирус и антитела к нему, скорая помощь, инструментальные исследования — больше всего компьютерная томография, как для постановки диагноза «ковидная пневмония», так и после нее. В предыдущие волны частники вели и легкие случаи ковида дистанционно на дому. Но это происходит вовсе не потому, что частная медицина наживается на коллапсе в государственной системе. Причина в том, что эпидемия спровоцировала огромный дисбаланс спроса и предложения во всем.

Кто идет к частникам, когда поликлиники перегружены ковидом?

Впервые появившиеся симптомы — «терпимо» болит живот, заныло колено или боль в спине — вроде бы не показания для вызова скорой помощи, но избавиться от этих неприятностей надо.

«Не привыкшие платить за медицину с такими состояниями не пойдут к частному врачу. Добавьте к этому настрою падение платежеспособности населения, и ответ будет очевиден. Вызовут врача поликлиники на дом или скорую помощь в конце концов. Или, что очень плохо, вообще не обратятся к врачу, а займутся самолечением, — говорит Александр Солонин. — Тем более все уже понимают, что период ограничений — краткосрочный, думают, что можно потерпеть».

Хотя что касается первичной диагностики, то частные клиники всегда были и остаются той палочкой-выручалочкой, когда человеку нужно понять, что с ним происходит, а попасть в поликлинику по каким-то причинам он не может. Как в мирное время, так и сейчас многие обследуются в частной клинике и уже исходя из выявленной патологии либо идут к врачу в этой же клинике, чтобы получить назначения — условно таблетки для лечения, либо ждут, когда откроется плановая помощь, чтобы получить квоты ВМП или возможности госпитализироваться для получения специализированной помощи.

«Число таких пациентов выросло на 5–10% в 2020 году. Вообще, рост доходов в негосударственных клиниках объясняется в основном ростом обращений по диагностике. Но кроме лабораторий, компаний, оказывающих скорую помощь (она перегружена в пики заболеваемости ковидом), и центров КТ-диагностики, особенно тех, кто работает в рамках ОМС по диагностике ковидной пневмонии, рост выручки есть и у клиник, которые быстро сориентировались и начали предлагать медицинские услуги, связанные с ковидом и постковидом, — поясняет Александр Солонин. — Например, многие открыли реабилитационные постковидные программы быстрее, чем в государственной системе, потому что частным клиникам легче подстроиться под возникающие потребности».

По прогнозам Солонина, в 2021 году, скорее всего, рост оборота в частном секторе медицины Петербурга составит 10–20%. То есть можно прикинуть, что петербуржцы принесли частным врачам лишние 10–15 миллиардов рублей. Но в этом росте не только увеличение числа пациентов и востребованных услуг, но и инфляция: себестоимость медицинских услуг повышается, соответственно растет и средний чек. При этом сами клиники оценивают свой рост по-разному: кто-то в 15%, а есть даже такие, что увеличили оборот на 30%.

Доходы растут — расширяется предложение

Заметно выросли доходы у компаний, оказывающих скорую помощь. Как рассказал Лев Авербах, генеральный директор частной скорой «Корис», объемы выросли очень заметно в 2020 году, а с ними и выручка компании. Это неудивительно, потому что в первую волну эпидемии бригады стояли по 12 часов в очередях, а час стоит 12 500.

«Это не наша заслуга, но и не наша вина, — говорит Авербах. — У нас появился задел на закупку новых машин, развитие. Увеличили число бригад на линии — с 6–7 до 9–10. Несмотря на то что очередей сейчас мало, время вызова по-прежнему увеличенное в сравнении с мирным временем из-за переодевания в СИЗы, подготовки пациента к транспортировке — практически все требуют кислорода, значит, надо стабилизировать его, подключить к аппарату, кроме того, на вызове делаем экспресс-тесты (результат через 10–15 минут). Работы много, но и служба дорогая — врачи дорогие (зарплаты), оборудование, расходники подорожали».

«Корис» в 2020 году переехал в новое просторное помещение, появилась возможность расширить и клинику, но она работает по сути тоже на оказание экстренной помощи.

«Да, наш медицинский центр стал больше зарабатывать, но только за счет расширения спектра деятельности. В абсолютных суммах это небольшие деньги, это для нас, скорее, вспомогательные службы. Все равно все завязано на экстренной помощи. Основное — травматология и скорая помощь», — говорит Авербах.

Выручка одной из самых разветвленных в Петербурге сетей — «XXI век» — выросла только на 5%. Клиники компании и в мирное время не страдали без пациентов, а с начала пандемии работают в сверхнапряженном режиме. Но директор медицинского центра «XXI век» Анна Соколова говорит, что оборот увеличивается не оттого, что пациентов стало больше, и роста пациентов в период действия распоряжения о запрете на оказание плановой помощи не ожидает. Потому что в нем, по сути, не запрещены обращения к врачам-специалистам с заболеванием, требующим наблюдения, прямо запрещены только диспансеризация и профосмотры.

«Когда запрещалось все, кроме экстренной помощи в 2020 году, не наша аудитория пришла к нам, потому что не могла никуда попасть. Но она не увеличила спрос, потому что в это время наши стали посещать врачей реже, предпочитали консультироваться со своим доктором дистанционно — люди обращались за медицинской помощью в самых крайних случаях во все медучреждения, потому что боялись рисковать из-за коронавируса, — говорит Анна Соколова. — В 2021 году все благополучно вернулись, но и «не наши» вернулись в свои поликлиники. Рост объемов помощи клиника получила не за счет увеличения спроса, а за счет предложения — мы увеличили мощности. Если сравнить 2021 год с 2019-м, то мы вышли с плюсом где-то на 5%».

Сегодняшний сверхнапряженный режим работы частных клиник Анна Соколова объясняет еще и тем, что из-за стремительного распространения «омикрона» намного чаще стали болеть те, кто организовывает помощь, и те, кто лечит. «У нас очень тяжелая ситуация — болеет много сотрудников. При этом у нас все привитые, а они переносят «омикрон» легче и выздоравливают быстрее, но повторный тест делается на 10-й день и больничный открывается сразу на 2 недели, то есть допустить их к работе раньше мы не можем», — сетует директор «XXI века».

Объемы добровольного страхования растут, но из-за «омикрона» помощь сокращается

Из-за того, что врачи и медсестры заболевают раньше всех, даже компании добровольного медицинского страхования (ДМС) отказывают в вызове врача на дом пациентам с признаками ОРВИ. Если в предыдущие волны эпидемии врач компании выезжал на дом, тут же брал мазок из носоглотки на анализ, а если обнаруживался коронавирус, направлял в районную поликлинику, то теперь рекомендуется сразу обращаться в районную поликлинику. Ковидная напряженность растет, врача вызвать на дом практически невозможно — ни по ОМС, ни по ДМС.

— Очень резко выросло число обращений за помощью, несмотря на то что болезнь протекает в основном легко. Во все предыдущие вспышки коронавируса у нас вызовов было намного меньше, — объясняет Алексей Кузнецов, генеральный директор компании «Капитал Полис», председатель комитета по медицинскому страхованию Союза страховщиков Петербурга и Северо-Запада. — Плюс врачи заболели. Это коллапс. Такой же коллапс случился и в системе ОМС, поэтому в районных поликлиниках тех, кто может прийти самостоятельно — с симптомами легкого ОРВИ, приглашают на очный прием. Но в поликлиниках есть возможность разделить потоки пациентов, у частников ее нет. Система ОМС для пациентов с ковидом работает в оптимальном режиме, как бы ее ни ругали. Врачи негосударственной системы хоть непосредственно из клиники, хоть от страховой компании сегодня могут добраться до пациента через день-другой, а то и третий. А человеку с ковидом нужен больничный в день обращения. В системе ОМС это учитывается, и больничный открывается в день обращения в службу 122. Если пациент с ОРВИ получает отрицательный тест, он может продолжать лечение в частной клинике.

Это временная ситуация, и пару недель она такой и останется. Когда заболеваемость начнет падать, все будет постепенно возвращаться в привычное русло, считает Алексей Кузнецов.

А в привычном русле рынок ДМС, стагнировавший на протяжении нескольких лет подряд, впервые начал расти. По данным Кузнецова, в Петербурге за 9 месяцев 2021 года по сравнению с 2020-м рост составил 6%, объем рынка достиг 39 миллиардов против 36,5 млрд рублей годом ранее. По России в целом за 9 месяцев объем рынка вырос до 11% — до 164 млрд рублей. Половину рынка охватывает Москва, доля Петербурга — меньше четверти, еще четверть приходится на остальные регионы России. Но в этих процентах роста скрыта инфляция.

— Рынок ДМС последние годы топтался на месте и рос на 1–2% в год, в 2021 году случился относительный рост. Если говорить о «Капитал-полисе», то мы выросли на 8% в рублях. Но, как и по всей стране, эти 8 процентов роста объясняются ростом цен (инфляция) наполовину и лишь на другую половину — приростом новых клиентов. Если раньше разные компании гонялись за одним и тем же клиентом, который переходил из одной компании в другую по разным причинам, то теперь появились такие, которые раньше никогда не страховались. Их немного, но они есть.

В итоге растут доходы клиник благодаря договорам с компаниями ДМС. Но не у всех, например, в «Евромеде» пациентов с полисами ДМС 7%, остальное — индивидуальные клиенты. То есть доходы зависят от прямых платежей.

Для человека с полисом ДМС нет сложностей с получением медицинской помощи, если речь идет не об особо опасных инфекциях (к ним причислен и коронавирус) и еще нескольких дорогостоящих в лечении заболеваниях. Более того, он может выбрать клинику, в которой хотел бы ее получать. Но такой полис предлагает своим сотрудникам в соцпакете не каждая компания.

Частной медицины много, но по ОМС ее мало

Закон «Об ОМС» декларировал еще 10 лет назад возможность выбора клиники для лечения всем гражданам страны. За эти годы не все поняли, что это лишь декларация. Выбор ограничен, как правило, государственными медучреждениями. В Территориальный фонд ОМС заявления об участии в системе подают ежегодно до 200 городских клиник. Но это вовсе не значит, что если вас мучает головная боль, вы можете обратиться с жалобами на нее в любую частную клинику из списка, вывешенного на сайте Терфонда. Государственные задания на выполнение Территориальной программы оказания бесплатной помощи получает в лучшем случае треть из них.

Человек берет полис, СНИЛС, паспорт и идет в частную клинику, потому что ему нужно что-то сделать прямо сейчас, а не ждать открытия плановой помощи в своей поликлинике. Например, получить консультацию кардиолога: что-то слева беспокоит — то ли хондроз, то ли сердце. Или надо сделать МРТ. В одной клинике нет плановых заданий на оказание медпомощи пациентам с полисом ОМС, она дает такому пациенту от ворот поворот или предлагает услуги за деньги. В другой говорят: милости просим. В Петербурге есть клиники, которые принимают пациентов на дорогостоящие исследования без направлений из поликлиник, а потом отсуживают деньги у фонда ОМС. Но немногие готовы рисковать, оказывая помощь пациентам по ОМС, когда они приходят без направления из поликлиники. А в период коронавирусных ограничений получить его сложно. Так что в части оказания той помощи, что оказывается в частных клиниках по ОМС, на период ограничений она тоже приостановится.

— Частные клиники входят в систему ОМС отдельными услугами. Вхождение — заявительное; чтобы попасть в этот список, надо всего лишь за пару месяцев до начала года подать заявление, — объясняет Александр Абдин. — Многие это делают с расчетом на то, что откроется какое-то направление деятельности, по которому можно запросить госзадание. Но потом либо выясняется, что тарифы ОМС им не подходят, либо планы не осуществляются и клиники только числятся в системе, но никак с ней не связаны. Поэтому в списке участников много пустышек. А те, кто получает плановое задание, но принимает пациентов сверх него, сильно рискуют остаться в убытке. В других регионах за такие вещи отказывают в оплате, в Петербурге пока нет.

Где спрятана бесплатная помощь частных клиник

Как говорит Александр Солонин, в процентах (не более 4%) от бюджета Территориального ФОМС (130 млрд рублей в прошлом году), финансирование помощи, оказываемой частными клиниками бесплатно, остается на одном уровне на протяжении нескольких лет. Но плановые объемы немного увеличивались, потому что рос бюджет фонда. В основном финансируется гемодиализ, КТ и МРТ, ЭКО, оказание амбулаторной помощи офисами общей практики в рамках государственно-частного партнерства.

— Город мог бы более активно использовать мощности и возможности частной медицины в организации помощи в условиях эпидемии, — говорит Солонин. — Например, часть государственных стационаров перепрофилировали и периодически перепрофилируют под ковид, что снизило доступность медицинской помощи по другим направлениям. Но это кардинально не увеличило объемы медицинской помощи по ОМС в частных клиниках. Плановые объемы выросли только в тех клиниках, которые участвовали в диагностике коронавирусной пневмонии в КТ-центрах (МИБС, «Скандинавия») и лабораториях.

 

Источник

Саморегулируемая организация "Ассоциация частных клиник Санкт-Петербурга"

РЕГИСТРАЦИОННЫЙ НОМЕР 0370

Ассоциация частных клиник

Найти клинику на карте

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Адрес: 196070, г. Санкт-Петербург,

ул. Победы, дом 17, литера А

Телефон: +7 (812) 930-40-03

E-mail: info@acspb.ru

© Ассоциация Частных Клиник Санкт Петербурга  2006 - 2018. Все  права защищены.