logo

Саморегулируемая организация
«АССОЦИАЦИЯ ЧАСТНЫХ КЛИНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГА»

Новости клиник

Рынок выдержал цунами девальвации

Александр Абдин, управляющий партнер Euromed Group, рассказал "ДП" о том, почему девальвация не обрушила рынок частной медицины, как инвесторы ринулись на этот рынок и что самый высокодоходный бизнес — это справки для водительских комиссий.

Несмотря на кризис, частные клиники говорят о росте рублевой выручки в 2015 году. Как рынок переживает экономический спад в стране?

— То, что рынок в кризис не сократился, — это приятный факт. Волны девальвации, конечно, сказались на покупательской активности. Но сжатие, во–первых, было меньше, чем в 2008 году, во–вторых, потребители достаточно быстро восстановили свою активность. Частная медицина является частью профиля потребления среднего класса, и, несмотря на существовавшие опасения, рублевая текущая доходность домохозяйств не сильно пострадала. Рублевая выручка клиник подросла, но в приведенных к валюте цифрах понятно, что она упала.

Как удалось увеличить выручку? Ведь цены если и выросли, то не сильно.

— Резкого роста цен ожидать вообще трудно, потому что рынок у нас сложившийся. К тому же неожиданным плюсом этого кризиса стало то, что поставщики импортного оборудования, расходных материалов пошли на существенные уступки при таких мощных девальвационных скачках. Постфактум нас очень удивило, какая маржинальность была заложена у них, что они повысили цены всего на 20–30% при девальвационном скачке почти 100%. А именно это было главным опасением: что мы не сможем обновлять основные фонды какими–то высокотехнологичными медицинскими изделиями, аппаратурой, что придется из премиум–сегмента перейти на средний уровень. Этого не случилось, что стало причиной роста рублевой выручки. А заодно не случилось и повышения цен для потребителей.

На фоне кризиса происходит ли какой–то передел рынка?

— Массовых закрытий не наблюдается, как и слияний или поглощений. Есть болезненные точки, в основном у тех, кто был перекредитован, а тем более у тех, кто был перекредитован в валюте. Такие игроки есть на рынке, но их немного, гораздо меньше, чем, например, валютных ипотечников.
В текущей ситуации более акцентированными стали вопросы позиционирования. На спокойном рынке этот фактор не является ключевым — потребляют все и всё. Рынок напоминает, что он есть, именно в такие моменты, когда неправильное позиционирование может быть критичным для существования. Это особенно актуально для недавно вышедших компаний, которые были нацелены на растущий рынок, а их стратегия роста сейчас не поддерживается ситуацией. Если раньше у ряда клиник были кредитные ресурсы, появлялись мысли об IPO, то сейчас пришлось эти мечты отодвинуть. Но в целом можно сказать, что, поскольку наш рынок на 80% консервативный, цунами девальвации он выдержал достаточно спокойно. Некоторые даже планируют расширение, динамика последних месяцев дает основания вернуться к пересмотру отложенных планов.

Кто себя сейчас лучше чувствует: монопрофильные или многопрофильные клиники?

— Любое дело надо делать хорошо. Сейчас очень много успешных монопрофильных проектов, в области гинекологии, урологии, репродуктивной медицины. Достоинство моноуслуги в том, что она может быть очень быстро выведена на рынок, в отличие от многопрофильной клиники. Но в этом же и минус: очень быстро наступает насыщение. В моносегменте понятно, кто клиент, как позиционироваться, поддерживать качество, но всегда есть опасность опоздать. Яркий пример — это клиники, специализирующиеся на ЭКО. 6–8 лет назад мы отставали по этой услуге от соседней Финляндии в 20 раз, если брать в расчет количество населения. Был колоссальный потенциал. Мы тоже вышли на этот рынок и были, если не ошибаюсь, четвертой клиникой. Сейчас их уже более 20 — это однозначно переизбыток, некоторые, например, строились только для того, чтобы участвовать в ОМС. И я не исключаю, что некоторые игроки будут уходить, тем более что конкурировать за счет цены в этом сегменте тоже нельзя: резкое снижение, как и резкое повышение, вызывает подозрение.
Эта тенденция относится ко всем моносегментам. Например, у нас давно насыщен рынок КТ и МРТ.
Исключение составляет разве что выписывание справок для водительских и прочих комиссий — это самый высокодоходный бизнес, хоть и не очень интересный с точки зрения медицины.

Каков в целом потенциал развития частной медицины?

— Несмотря на кризис, желающих работать на этом рынке все больше и больше. Я получил в последнее время несколько запросов на консультации по открытию в Петербурге клиник из регионов, Москвы. Я удивился тому, что каким–то образом медицина стала в понимании потенциальных инвесторов тихой гаванью. Они буквально говорят: а где еще можно заработать в кризис? Медицина сохраняет рентабельность, рост и доходность. Она остается инвестиционно привлекательной. Это отражается и в количестве лицензий, которые выдаются комитетом по здравоохранению, их все больше и больше.

Насколько частные клиники сейчас вовлечены в систему ОМС?

— В Петербурге 2% от 60 млрд рублей — общего бюджета Территориального фонда ОМС — идет на частные клиники. Те, кто хочет работать с государством, встраиваются в систему и работают. Другое дело, что ОМС не может быть спасательным кругом — только сопутствующим, параллельным бизнесом. Нужно отметить, что государство очень недоверчиво. По идее, сейчас любая частная клиника может заявиться для участия в ОМС, но многих государство "футболит" — не выдает планового задания. Глубокое заблуждение, что государство живет в какой–то другой среде и не видит, что происходит на рынке. В любом случае государство — это такой же клиент, только более сложный и комплексный. То есть, присутствуя на рынке коммерческой медицины, клиника одновременно создает портфолио для государства: кто ты и что ты можешь, скандальный ли ты, много ли к тебе претензий пациентов, судов по качеству.

Клиники все так же считают тарифы, по которым с ними рассчитывается государство по ОМС, низкими?

— Это зависит от маржинальности бизнеса и той рентабельности, которую закладывают себе частные компании. Бизнес исходит из своих возможностей, и чем более он эффективен, тем меньше ему важен размер тарифа. Это как в кинотеатре: первые ряды дешевле, последние — дороже. Если у тебя большой кинотеатр, большой устойчивый бизнес, ты продал все самые дорогие билеты, то оставшиеся можно позволить себе продать дешевле пенсионерам, школьникам. То есть чем эффективнее частный бизнес, чем он устойчивее, тем интереснее ему работать в ОМС и тем меньше будет притязаний к повышенному тарифу.
Эффективный частник уже окупил свои расходы, он привлекает средства ОМС, чтобы расширить свое присутствие на рынке и получить дополнительные средства.

Как развивается ваш проект "ПОЛИС. Участковые врачи", где Euromed Group работает по ОМС?

— До конца этого года мы должны открыть еще четыре точки: в Пушкинском, Московском и Красногвардейском районах. В этом процессе есть своя специфика, так как работать приходится не только с Территориальным фондом ОМС, но и с районными отделами здравоохранения, администрациями районов, застройщиками, которые возводят дома. Когда нам удается найти баланс между всеми сторонами, открывается новое отделение. В идеале мы бы хотели открывать точку раз в 4 месяца, но получается раз в 6–7 месяцев. Сейчас всего в Петербурге 17 точек.
Мы очень хотели бы развиваться в этом формате и в Ленобласти, особенно в крупных городах, таких как Гатчина. Но там своя специфика: фонд ОМС в Петербурге однозначно богаче, к тому же в области другая структура расселения и есть районы с очень низкой плотностью.

Насколько государственные клиники являются конкурентами частных?

— Государство все более тщательно конкретизирует государственные гарантии — это будет прожектором развития медицины на ближайшие 3–5 лет. Сейчас четко определены, например, предельные сроки оказания бесплатной медицинской помощи. То есть сроки планового приема терапевта, врача–специалиста, выполнения диагностических исследований. Государство четко говорит: "Вот это мы обязаны сделать бесплатно", а все, что за этими рамками, — платно. Поликлиники и больницы перестраивают свои технологии, кадровые и организационные, чтобы уложиться в эти сроки. В итоге частники начинают конкурировать с государственными клиниками, так как платные услуги могут быть оказаны как в государственных, так и в частных учреждениях здравоохранения.
Медицинская помощь будет все больше превращаться в подобие социальных услуг. Наиболее распространенные виды медицинской помощи будут бесплатными, они будут предназначены для менее обеспеченных слоев населения. Те, кто хочет получить больше или быстрее, могут воспользоваться платными услугами.

Можно ли сказать, что частная медицина в Петербурге пережила кризис?

— Дно пройдено 4–5 месяцев назад. В этом году мы ожидаем, что будет умеренно позитивное настроение на рынке и умеренный рост. Бурного роста, который наблюдался с 2004–2005 годов, не будет. Прежде всего потому, что мы достигли насыщенности рынка еще до кризиса. И при таких объемах прирост 3–5% в целом по рынку уже можно считать достаточно хорошим результатом.


http://m.dp.ru/Article/aba01a4e-8c30-416f-8421-fe63cf67ef05

Саморегулируемая организация "Ассоциация частных клиник Санкт-Петербурга"

РЕГИСТРАЦИОННЫЙ НОМЕР 0370

Ассоциация частных клиник

Найти клинику на карте

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Адрес: 196070, г. Санкт-Петербург,

ул. Победы, дом 17, литера А

Телефон: +7 (812) 930-40-03

E-mail: info@acspb.ru

© Ассоциация Частных Клиник Санкт Петербурга  2006 - 2017. Все  права защищены.